Шамин Роман Вячеславович .:. Наука .:. Преподавание .:. Литература .:. Публицистика .:. Иллюстрации .:. Ссылки .:.

Относительный разбег

Шамин Р.В.

Странно, что зимой бывает теплее, чем осенью и весной, когда снег становится тяжелым, мягким и теплым. Ветки елей провисали от снега, снег был всюду. Виктор положил горячие руки на низкий металлический забор, также покрытый снегом. Глубоко вдохнув никотин последней сигареты, он плюнул окурок, который тут же утонул в сугробе. Стараясь как можно дольше не выдыхать табачный дым, Виктор быстро вошел за железную дверь. Металлическая лестница, хотя и освещалась невидимыми лампочками, была еле видна в дымке. А, может, это ему так казалось, пока глаза еще ощущали солнечный свет. Спускаясь по лестнице, он не знал — увидит ли он теперь солнечный свет, когда-нибудь.

— Ну, что, брат Уэллс, машина готова?

Антонов, повернув лишь голову, приветствовал Виктора кивком.

— Когда полетим?

— Хоть сейчас, — соврал Антонов, ставя одной рукой два стакана.

— Да? Акселераторы проверил? — не поверил Виктор.

— Из центра машины еще не было, — Антонов налил стаканы.

— Спирт?

— Тормозная жидкость ускорителя.

— Уфф.

— Тьфу!

— Вот, — Виктор медленно достал из внутреннего кармана конверт.

— Спасибо, — Антонов допил идеальную жидкость, — ты ей сказал?

— Сказал.

— И как она?

— Да, — Виктор тоже допил, — в общем...

— Ладно, теперь уже не важно.

Антонов стал читать, а Виктор, чтобы не смущать друга, смотрел сквозь граненый стакан на лампочку. Если его крутить на свету, то примитивные грани народного стакана могли создать иллюзию алмаза для того, кто не видел настоящих брильянтов.

Антонов положил лист письма на стол, перевернул его. И на этом же листке стал писать ответ, диктуя себе вслух:

"После построения подземного ускорителя, моя жизнь изменилась. Я всегда хотел уйти. Но уходить в небытие было страшновато (проклятый страх!), оказывается можно убежать не назад к смерти, а вперед в будущее. Нам удалось реализовать машину будущего. Конечно не так как у фантастов, а настоящую. Ведь ты же знаешь, что если тело разогнать до околосветных скоростей, то у этого тела время идет медленнее. Наша группа построила подземный ускоритель — два витка под землей и... и мы попадем на двадцать лет вперед..."

— Это ты ей пишешь такой ответ?

"Через двадцать лет я вернусь в другую страну... тогда все будет хорошо! Тогда все будут свободные, счастливые, тогда сила ума будет сильнее мускул, а сила духа будет сильнее страха. Не хочется писать в этот момент о таких мелочах, как несменяемый президент и единая партия власти, это в сущности мелочи, этот вывих истории пройдет сам собой.

Коммунисты (чтоб им [неразборчиво]!) хотели создать нового человека, и он будет создан. После крупных открытий нашего института я в этом не сомневаюсь. Теперь дело за разумом — нужно победить предрассудки, страх, прошлое. Прорыв в физике прорвет и обыденность..."

— Ну, ты даешь.

— А ты не согласен?

— Давай после полета? — уклонился Виктор.

— А кому письмо-то?

Антонов сложил из листка самолетик и убрал в карман

— Перед полетом отпущу.

Следующие дни прошли суетно — пришла машина из центра, Антонов подписывал бумаги, звонил, руководил рабочими, готовившим контейнер для ускорителя. Виктор, главный программист станции, должен был тестировать компьютерное оборудование контейнера для изучения свойств больших скоростей. Разумеется, контейнер не предназначался для полета человека. Идея уйти в будущее принадлежала Антонову. Это была дерзкая идея. Но если бы не дерзость ума самого Антонова, то вряд ли этот ускоритель был бы построен.

— Ну, что, Виктор?

— Да.

— Да.

Виктор, отрыл люк контейнера, показывая смонтированные процессоры на специальных кронштейнах. Да, Антонов все рассчитал правильно — перед стартом можно будет улететь вместо гравитационных ускорителей. Виктор незаметно передал Антонову второй пистолет.

— Пойдем, покурим, предложил Антонов.

— Ты же не куришь?

— Все равно, давай выйдем на свежий воздух.

Антонов неумело положил пистолет в карман.

— Понимаешь...

— Понимаю.

— Мы не можем никого убивать. Но я не уверен, что смогу уговорить лаборантов.

— Я сумею.

— Но, Виктор, — Антонов взял его за руку, — мы люди новой жизни, без убийств и насилия. Они изменяться под влиянием времени, а у нас будет доля секунды, мы должны измениться уже сейчас. Я не хочу быть медведем в цивилизованном обществе.

Теперь счет шел на минуты. Виктор остался у технического лифта, разглядывая план эвакуации при пожаре, подписанный главным инженером, а Антонов поднялся в операторскую. Через стекло было видно, как он давал быстрые инструкции сотрудникам, их лица выражали удивление, что перед пуском, главный хочет уйти.

— Да не волнуйтесь вы, — искусственно громко сказал Антонов, закрывая дверь, — я должен спуститься к аппарату. Пуск осуществить согласно плану — через полчаса.

Дождавшись, пока все отвернуться, он быстро зашел и незаметно выдернул штекер от аппарата связи с пусковым залом. Когда сотрудники обернулись, дверь громко защелкнулась. Антонов быстро, чуть не бегом, шел к лифту. На лифте они спускались молча. Перед выходом из лифта, Виктор снял свой пистолет с предохранителя. Стараясь делать отвлеченный вид, они шли навстречу возвращаемся лаборантам. В стартовом зале находился техник Миша из второго отряда. Упреждая вопрос Миши, Антонов достал связку ключей.

— Миша, дорогой, сходи в аккумуляторную возьми пару банок технического спирта.

— А что есть повод? — удивился, не поверил и обрадовался Миша.

— Будет! Давай быстрее, мы здесь сами закроем и ждем тебя в операционной.

Когда его шаги затихли в коридоре, Антонов закрыл металлическую дверь.

— Вот и все! Давай быстрее, скоро пуск.

Виктор ловким движением, выбросил из контейнера процессоры.

— Залезай первым, я закрою люк.

Когда Антонов уже пристегнулся к особому кронштейну, в дверь кто-то начал барабанить, кричать. Но сквозь многослойную стену ничего разобрать было нельзя. Немедля, Виктор залез в контейнер и окончательно закрыл люк.

— Не бойся, через пять минут акселератор автоматически перейдет в разгон. Они могут кричать, больше мы их не увидим, — не без удовольствия сказал Виктор.

В темном контейнере ничего не было слышно кроме отсчета хронометра. Они лежали молча, считая секунды. Потом контейнер ушел на разгонную линию.

— Режим!

— Да!

— Уже!

— Готово!

Виктор лихорадочно, отстегнул ремни и торопливо открыл люк. Вслед за ним вылез и Антонов.

— Ох, Витька!

— Все!

Они стояли на технической площадке. Виктор прислонил руку на корпус контейнера.

— Даже не нагрелся.

— Конечно, — подтвердил Антонов, — это же магнитный ускоритель.

— Хорошо, что технический зал сохранился. Значит, не было атомной войны.

— Дурень, какой войны — теперь уже войны в прошлом. Ладно, давай выйдем на улицу по аварийно лестнице.

Глубина, где был акселератор, была порядочная, и друзьям пришло подниматься по железной лестнице довольно долго.

— Наверное, там уже огромный город будущего.

Запыхавшийся Виктор не ответил. Через минут двадцать они пришли к выходному люку. Антонов сорвал пломбы, тяжелое колесо трудно поворачивалось, но еще труднее было поднять этот люк.

— Чувствую, там шоссе проложено.

Однако через секунду люк поддался. В лицо Антонову обрушился сугроб снега.

— Ах! Хорошо!

— Черт!

Вылезая из люка, друзья оказались в глубокой тайге среди елок.

— Где же твой город?

— А! Это, наверное, территорию института сделали заповедной. Сейчас, выйдем в Интернет — я уверен, что это изобретение сохранилось через двадцать лет.

Антонов достал современный, в свое время, мобильный телефон.

— ААА! есть сеть! Сейчас посмотрим новости... Есть соединение!

Антонов начал читать новостную ленту:

"Президент Владимир Владимирович Путин встретился с депутатами крупнейшей фракции в Государственной Думе. Депутаты партии "Единая Россия" подтвердили всестороннюю поддержку инициативе Президента. Национальные проекты..."

— Что это?? Не может быть, чтобы через двадцать лет...

Виктор выстрелил в ближайшее дерево. Посыпался снег. Потом земля под елками зашевелилась. Еще через минуту послышался рев и из леса вышел медведь.

— Вот какими теперь стали депутаты "Единой России".

Депутат хоть и шатался косолапо, но шел решительно на Виктора с Антоновым. Встреча с ним ничего хорошего не предвещала. Друзья бросились бежать, насколько это было возможно, по рыхлому снегу. Вскоре они выбрались на тропу, которая ведала к месту, где раньше был вход в лабораторию. Как не странно, и крыльцо и дверь сохранились. Когда до двери оставалось несколько метров, она раскрылась. Виктор и Антонов резко остановились, чуть не падая. На крыльцо вышел Миша.

— Вы, что же это! Зачем закрылись? Я же не успел подключить магнитные ускорители, теперь придется повторять опыт. Но выпить нужно все равно, — лукаво, но твердо подтвердил Миша, — ну что вы стоите?

— Сейчас, один момент, — Антонов достал письмо и пустил самолетик, но он тут же упал в сугроб под ногами.

7 января 2007 г.

Шамин Роман Вячеславович .:. Наука .:. Преподавание .:. Литература .:. Публицистика .:. Иллюстрации .:. Ссылки .:.


Copyright (c), 2005-2018 Шамин Роман
245
1416898
30
Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования